Среда, 20 Май 2020 06:55

Из тупика всегда найдётся выход

Из тупика всегда найдётся выход - ОБФ Семьи детям - АиФДесять лет назад в Ангарске общественный благотворительный фонд «Семьи — детям» открыл социальный приют для бездомных сирот. Это совершеннолетние, но еще не готовые к взрослой жизни мальчишки-сироты, мамы с малолетними детьми, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Сейчас здесь ежемесячно проживают более 30 человек, за помощью обращается более ста человек в год.

К сожалению, социальные службы ограничены только психологичной и юридической поддержкой, чего крайне недостаточно, когда сироте негде спать, нечего есть, у него нет документов, прописки, а главное — близких людей. В фонде ему дадут временную крышу над головой, помогут восстановить документы, устроят на работу или учебу. И самое главное — отогреют душу. Делают это ангарские семьи-волонтеры на добровольной основе. Гуманитарной помощью — одеждой, мебелью, продуктами — помогают жители города.

За десять лет через фонд прошли сотни человек. Насколько востребована и результативна такая помощь? Об этом мы спросили Анну Садовскую, директора ОБФ «Семьи — детям».

— Начнем с вопроса, который вам, наверное, часто задают: откуда вы этих сирот берете?

— Они сами приходят, хотя общество даже не подозревает, что у нас есть молодежь, которая находится на краю жизни и нуждается в поддержке, чтобы не свалиться на дно.

Со многими из них фондовцы познакомились и подружись, когда помогали интернату. После его окончания ребята поступили в училища, жили в общежитии, отучились и оказались на улице. Сначала их было немного — человек пять-шесть, фонд снимал для них жилье, но с каждым годом количество совершеннолетних бездомных сирот росло. Когда мы пришли в муниципалитет, соцзащиту, там нам не поверили: «Какие бездомные? Откуда? У нас все хорошо и прекрасно!». Но в 2007 году администрация Ангарска предоставила нам в аренду небольшое помещение в 20 квартале. Аренда была дорогая, за нее платили семьи-наставники, которые, в отличие от чиновников, видели, что мы не придумали проблему, она реальная — бездомных молодых людей было столько, что в арендованном помещении всем места не хватало, бывало, спали на подоконниках. Но дело двигалось, мы восстанавливали им документы, устраивали на работу, восстанавливали их очередь на жилье в министерстве имущественных отношений, возвращая к нормальной жизни.

Основной принцип работы фонда — семейное наставничество. Когда сирота дружит с семьей, то он сам видит, что люди помогают ему от души, бескорыстно, принимают его таким, какой он есть, без осуждения. Видя такое человеческое участие, в ответ сирота старается не подвести. У большинства подопечных отношение к жизни поменялось: они стали самостоятельнее и ответственнее, со своими семьями-наставниками дружат до сих пор. Администрация города, увидев результаты нашей работы, выделила нам здание бывшего детского сада по улице Сибирская, 41.

— Почему сироты становятся бездомными?

— В основном наши подопечные — отказники и найденыши, у них нет никакой родни. До совершеннолетия они жили в социальных учреждениях — интернатах и детских домах, где их поили-кормили, они жили на всем готовом. Но их не поставили на жилищную очередь либо не сохранили закрепленное жилье. Поэтому, выйдя во взрослую жизнь, сироты оказываются на улице. В 18 лет получают накопленную пенсию по потере кормильца и подъемные и, не думая о завтрашнем дне, с радостью тратят все деньги на красивую жизнь, о которой мечтали — дорогую одежду, хорошую компанию, выпивку. Выпускники детских домов не подготовлены к жизненным реалиям, многого не знают и не понимают. Сироты растут в замкнутом пространстве интернатов под опекой государства и представляют себе, что за забором жизнь — сплошной праздник. Это происходит потому, что они привыкли к тому, что все идут к ним с подарками, жалеют, развлекают. Но жизнь суровее. Как говорит статистика, только 10% выпускников детских домов могут в жизни состояться. Остальные попадают в плохие компании — воруют, пьют, распространяют наркотики, выходят на панель.

В фонде проживают сироты, не подготовленные к жизни, доверчивые, у некоторых коррекционное образование, хотя чаще они просто запущены, ими никто не занимался. Когда наставники фонда относятся к ним по-человечески, то в прошлом отчисленные и необучаемые двоечники оканчивают техникум с красным дипломом и получают благодарности от правительства Иркутской области и Ангарской администрации за волонтерскую работу — помощь пожилым людям, экологические акции. Наши подопечные никогда не будут иждивенцами.

— Но сиротам государство выдает жилье. Разве это не так?

— Половина сирот, которые проживали в приюте, в очереди на жилье не стояли. Интернат или детский дом не поставил, государство не сохранило им жилье, оставшееся от родителей, поэтому многим приходится бомжевать — жить в подвале, в колодце, на улице. Сейчас в Иркутской области в очереди на получение жилья стоит около 14 тысяч сирот. В среднем каждый ждет получения квартиры шесть лет, хотя по закону жилье сироте должны предоставить в 18 лет. Очевидно, если закон не действует, его надо корректировать.

Я считаю, что несправедливо давать жилье за счет государства гражданам из числа сирот, у которых есть родители, лишенные родительских прав, но имеющие жилье. Недавно получила письмо от женщины, назовем ее Марина, которая много лет имела подругу. У обеих мужья погибли, они запили, детей у них забрали. Но Марина поменяла свой образ жизни, работает, ей детей вернули. А подруга пила, детей не забрала, еще родила двойню, которых тоже воспитывает государство. Ее старший сын, как сирота, выйдя из детдома, получил крупную сумму денег, квартиру, работать не хочет, по безработице получает пособие в 40 тысяч рублей. Мама к нему переехала, вместе пьют и живут припеваючи, зная, что других детей государство тоже обеспечит. Марина возмущена такой помощью. И правильно! Государство должно поддерживать благополучные семьи, чтобы они могли трудиться, зарабатывать, а не висеть на шее государства.

— Почему в приют попадают молодые мамы с детьми?

— У нас это в основном женщины тоже из числа сирот, с новорожденными и малолетними детьми или беременные. Как дамоклов меч над ними висит угроза изъятия детей по причине бездомности. Мы отстаиваем интересы семьи: ребенок должен быть с мамой, если она к тому стремится. К счастью, в роддоме есть добрые сотрудники, которые обращаются в фонд с просьбой приютить маму-сироту, иначе ей не отдадут новорожденного. За время работы фонда 142 ребенка вернулись в родную семью, мы не допустили их изъятия в социальные учреждения. Гордимся, что спасли столько семей и сэкономили огромные бюджетные средства, которые были бы потрачены на содержание этих детей.

Часто в фонд обращаются женщины с детьми, которые пострадали от жестокого обращения. Бывает, что мама где-то оступилась и стоит на учете как неблагополучная, но инспекторы считают, что такой женщине еще можно помочь совместными усилиями всех служб профилактики социального сиротства. В приюте они живут 3-6 месяцев. Если мама сама начинает исправлять свои «косяки», то мы оказываем ей поддержку по восстановлению документов, оформлению пособий на детей, устройству ее на работу, ребятишек — в детский сад, затем фонд на год предоставляет семье жилье. Администрация Ангарска поддерживает нас, заключила с фондом соглашение о сотрудничестве, согласно которому нам оперативно помогают все службы профилактики социального сиротства Ангарского городского округа.

Для приюта нам предоставили здание, администрация оплачивает коммунальные услуги, помогает в получении жилья по соцнайму, не в ущерб другим ангарчанам.  Фондовцы за свой счет и сироты — команда «Трудовой десант» — это жилье ремонтируют, а горожане отдают посуду, мебель, постельное белье, игрушки.

— А народная молва гласит, что таким мамашам помогать не стоит. Забрать детей и все!

— За десять лет работы мы видим, что делаем все не напрасно. Женщины буквально перерождаются, когда видят, как в фонде их дети меняются: были подавленные, напуганные, забитые, а сейчас улыбаются, играют, читают книжки и преуспевают в учебе. Обычная история — до знакомства с фондом женщина не работала, не просыхая пила горькую, и детей у нее изъяли. Мы предлагаем ей начать свою жизнь с чистого листа. Предупреждаем, что это последняя возможность, но мы рядом, поможем. То есть человеку надо дать шанс поверить в себя, и тогда все получится. Конечно, были и такие, кто старые привычки оставлять не хочет, мы с ними быстро прощаемся.

У каждой семьи, живущей в приюте, есть семья-наставник, которая помогает подопечным не наставлениями, а своим примером. Штатных сотрудников в фонде нет, работу ведут волонтеры и сами проживающие. У нас все по-домашнему, без казенщины. Большинство этих семей теперь уже сами помогают новеньким.

— Почему общество не знает о бездомности сирот?

— Сейчас эту проблему уже признают и обсуждают на всех уровнях. В Ангарске открыта служба постинтернатного сопровождения, но она не в состоянии помочь тем бездомным сиротам, которые крайне остро нуждаются в помощи, однако не стоят на учете.

Задача фонда — помогать таким сиротам быть полноценными гражданами общества. И это у нас получается. К нам часто приезжают наши бывшие подопечные, которые благодаря фонду получили образование, работу, а сейчас уже имеют свои семьи. Например, недавно из Москвы приезжал Сергей Липецкий, Дима Пехоцкий живет во Владивостоке, у него свой бизнес, как и у Артура Путинцева, который живет в Иркутске. Таких примеров очень много. Спасибо бывшим подопечным за то, что они не забывают нас, своим опытом выхода из кризисной ситуации делятся с новичками, вдохновляя их своим примером.

 

«Аргументы Недели Иркутск» № 19(713) от 20.05.20, Анна Попова 

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии